Глобальные проблемы украинского спорта

Уважаемые друзья, предлагаем Вашему вниманию интересную и насыщенную статью Семена Запорожца «Неспортивные травмы украинского спорта» для сайта http://112.ua/. В ней автор детально раскрывает главные проблемы всего украинского спорта, а также рассказывает о проблемах и парадоксах в отдельных видах.

Спорт в независимой Украине находится в перманентном состоянии вялотекущего движения вниз. Периодически в этом процессе происходят точечные прорывы, связанные с личным талантом спортсменов и энтузиазмом тренеров. Тогда приходят медали и поддерживается впечатление, что украинский спорт находится на приличном уровне. Но на самом деле локальные успехи не являются продуктом системной работы и случаются не благодаря, а вопреки.

Главные проблемы, которые препятствуют развитию украинского спорта, это устаревшая система управления, хронический дефицит средств и зачаточное состояние спортивной индустрии. Все остальное – следствие этих проблем.

Рудименты советского прошлого

Система управления спортом в Украине представляет собой остатки старой советской системы с вкраплением капиталистических элементов (спонсорство, меценатство, маркетинг). За годы независимости государственное управление спортом осуществлялось в рамках различных ведомств (госкомитеты, госслужбы, министерства, смешанные по тематике с вопросами молодежи, семьи, туризма и т. п.). При этом украинский спорт никогда не имел ни должного финансирования, ни полномочий, ни рационального подхода к распределению финансов.

По сути дела, лет двадцать мы доедали советское наследие в плане объектов спортивной инфраструктуры и тренерских кадров. Но в изменившихся условиях советский подход перестал быть эффективным.

В Советском Союзе отношение к спорту было серьезным. И дело было не только в заботе о здоровье и развлечении народа. Для тоталитарного государства было важно растить как можно больше здоровых молодых людей как потенциальных солдат и через спортивные успехи на международных соревнованиях поднимать свой имидж. Советская система развития спорта была продуманной и эффективной в силу большой государственной поддержки. Кроме того, спорт был и социальным лифтом, и источником благосостояния, и возможностью повидать мир.

Президент НОК Украины Сергей Бубка празднует победу на Олимпийских играх в Сеуле
Президент НОК Украины Сергей Бубка празднует победу на Олимпийских играх в Сеуле

Украина, в отличие от России, не унаследовала от СССР гипертрофированных спортивных амбиций и не стала централизованно вкладывать большие средства в развитие спорта. Да этих средств и взять было неоткуда.

Вместо того чтобы перераспределить сферу ответственности и полномочий, то есть оставить за государством массовый спорт, а спорт высших достижений отдать профильным федерациям, клубам и Национальному олимпийскому комитету, Украина продолжает поддерживать жесткое государственное управление спортом и сохранять устаревшую систему физкультурно-спортивных обществ и ДЮСШ.

Чем это плохо? В системе украинского спорта, по оценкам специалистов, ежегодно крутятся порядка 6 млрд грн: миллиард с лишним как бюджет профильного министерства, а остальные суммы – опосредованно, через местные бюджеты и различные инфраструктурные проекты. «Эти средства нерационально распределяются и плохо администрируются», — утверждает бывший вице-президент Федерации баскетбола Украины Александр Ларин.

Во-первых, деньги размазываются тонким слоем между многочисленными видами спорта, зачастую – весьма экзотическими и малопопулярными. Во-вторых, неповоротливый бюрократический механизм завязан на массу устаревших реалий, иногда попросту неадекватных современному моменту. Взять, например, жесткое требование привозить из зарубежных поездок бумажные документы с мокрыми печатями, которых в XXI веке во многих цивилизованных странах уже нет вообще. Или претензии чиновников министерства к тому, что даты приезда на соревнования не совпадают с датами собственно проведения соревнований. То есть понятия о таких вещах, как необходимость акклиматизации, адаптации к смене часовых поясов, элементарного отдыха после многочасовых перелетов, у чиновников просто нет.

При этом сам механизм финансирования стабильно выглядит следующим образом: федерациям сообщают о выделяемых суммах; пока идет процесс получения и предоставления денег, федерации и спортсмены за свой счет готовятся к турнирам, тратятся на транспорт, проживание, питание, восстановление, а потом очень долго ждут, когда министерство реально выдаст давным-давно положенные деньги.

Такую же неспешность государство в лице министерства проявляет и в деле поощрения чемпионов и призеров. Заранее громко сообщив о будущих призовых, после соревнований чиновники не торопятся перевести оговоренные суммы на банковские карточки спортсменов и тренеров. А иногда возникают скандальные ситуации, как это было в июле 2015 г., когда в «Радикал Банке», который был объявлен неплатежеспособным, оказались заморожены призовые участников Европейских игр. Выплаты спортсменам и тренерам потом осуществлялись через Фонд гарантирования вкладов, а спортсменов с июля перевели на обслуживание в государственный «Ощадбанк»: так будет медленнее, но надежнее.

Спорт, пока не ставший бизнесом

Параллельно с государственной системой в Украине существует и приватный спорт в виде профессиональных клубов, лиг, ассоциаций. Наиболее наглядно приватная инициатива у нас работает в игровых видах спорта, а также в спортивных единоборствах, в частности в боксерских промоутерских компаниях. Однако в этом сегменте основной проблемой является зависимость от инвестиций от владельцев бизнеса, а также от их настроения и других внешних факторов. Но это тема отдельного разговора.

Если государственный спортивный сегмент обеспечивается бюджетом, то приватный спорт базируется на доходах от продажи телевизионных прав, билетов на арены, рекламы и мерчандайзинга (продажи товаров с символикой). А если эти статьи не работают, то от инвестиций и спонсорских вливаний.

продажа белетов на футбол
Продажа билетов — источник доходов?

В Украине все коммерческие позиции, связанные со спортом, работают очень слабо. Это обусловлено прежде всего общей бедностью страны. Медийные права больших доходов не приносят. Предлагать небогатому населению платные трансляции нерационально. Точно так же, как и дорогие билеты на соревнования. Культура пропаганды спорта находится на низком уровне: реально популярны всего несколько видов спорта и несколько спортсменов-звезд, которых используют в телевизионной и наружной рекламе. В результате наш спорт намертво зависит либо от госчиновников, либо от меценатов. Со всеми вытекающими последствиями.

Вторая сторона медали – убогое состояние объектов спортивной инфраструктуры. В Украине катастрофически мало стадионов, спорткомплексов, бассейнов и других арен (треков, кортов, катков и т. д.) современного уровня. Исключения составляют только немногочисленные футбольные стадионы, а также конные центры, гольф-клубы и другие объекты, которые богатые меценаты строят для своих клубов и своего удовольствия. Объекты, находящиеся на балансе государства, в большинстве своем устарели и не отвечают требованиям.

Дефицит средств и неразвитость инфраструктуры побуждают многих сильных украинских спортсменов и тренеров менять гражданство и добывать медали для других стран. На тех же Первых Европейских играх в Баку экс-украинцы только для сборной Азербайджана завоевали 13 наград, получив за них в общей сложности 1,4 млн долл. призовых.

А где же реформа?

Разговоры о необходимости реформирования украинского спорта ходили давно. Но практическая работа началась уже после Евромайдана, когда группа энтузиастов, объединившихся вокруг президента Федерации плавания Украины Дмитрия Качуровского, организовала коалицию «За реформу в спорте», подготовила и представила проект реформы спорта.

Тогдашний министр Дмитрий Булатов поддержал инициативу, была проведена презентация на НСК «Олимпийский», началось обсуждение вопроса реализации реформы. Однако сопротивление старых, незаинтересованных в переменах кадров и приход нового министра Игоря Жданова, человека, далекого от спорта, назначенного по политической квоте, резко затормозили процесс.

булатов реформа

Стоит вспомнить, как Сергей Бубка, вступив в должность президента НОК Украины (2005 г.), отметил, что одним из самых больших вызовов для него является преодоление инерционного иждивенческого мышления старых спортивных функционеров, привыкших сидеть на шее у государства.

Единственное, чего удалось добиться «реформистам», это согласия правительства на эксперимент, который будет проводиться полтора года (с 1 сентября 2015 г. по 31 декабря 2016 г.) в четырех федерациях: легкой атлетики, тяжелой атлетики, баскетбола и прыжков в воду. Они будут самостоятельно обеспечивать организацию и проведение спортивных соревнований и тренировочных сборов, участие сборных Украины в международных соревнованиях, утверждать сметы мероприятий, списки участников соревнований, сборов, судей и официальных делегаций.

Но есть ли у украинского спорта время, чтобы дождаться системных преобразований? Не секрет, что после Олимпиады 2016 г. в Рио-де-Жанейро страну покинет ряд ведущих спортсменов, за которыми уже давно стоят очереди с выгодными предложениями.

«Украина продолжает брать массовостью, — говорит президент Украинской федерации каратэ Сергей Левчук. – Страна большая, народу много, есть объективная возможность отбора наиболее талантливых для выхода на мировой уровень даже в условиях подготовки в скудных постсоветских условиях. Теоретически мы можем продолжать брать медали на крупных турнирах, чиновники будут торжественно отчитываться об успехах и фотографироваться с героями спорта. А сами герои будут при первой возможности менять гражданство в поисках лучших условий. И осознание того, что систему спорта необходимо кардинально менять, придет тогда, когда на очередной Олимпиаде Украина не выиграет ничего».

Нужно понимать, что спорт отражает процессы, происходящие в обществе: экономические, политические, этические. Без существенных перемен в этих сферах невозможно ожидать, чтобы Украина вошла в число мировых спортивных грандов. Благополучного спорта в проблемной стране быть не может. Разве только, если речь идет о тоталитарном режиме, которому больше нечем похвалиться перед миром. Но мы-то движемся по пути демократии.

Если в индивидуальных видах спорта (бокс, борьба, плавание, фехтование, легкая атлетика, гимнастика и др.) точечные достижения у нас бывают достаточно стабильно, то в игровых командных видах спорта картина куда более плачевная. Командные игровые виды спорта с одной стороны являются наиболее популярными. Но с другой стороны – они зависят от множества факторов, которые в Украине чаще всего влияют на их развитие негативно.

Разумеется, в каждом виде спорта имеется своя специфика, но есть и общие тенденции. Прежде всего, это зависимость клубов и федераций от денежных мешков со всеми вытекающими из этого последствиями. А также то, что профессиональный спорт в Украине не стал нормальным бизнесом.

Откуда берутся деньги

Вряд ли есть смысл, говоря о сегодняшних проблемах украинского спорта, с ностальгией вспоминать советские времена, когда спорт был предметом заботы государства в разных формах – от добровольных спортивных обществ до профсоюзов и ведомств. Более уместно смотреть на современные модели развития спорта.

Говоря об игровых видах, нужно выделить основные статьи дохода. Это продажа телевизионных прав, продажа билетов и абонементов на стадионы, мерчандайзинг (продажа товаров с фирменной символикой), реклама на аренах. При всем том, что ведущие мировые клубы зарабатывают огромные деньги, подавляющее большинство из них является финансово убыточным. Дефицит средств перекрывается вливаниями денег со стороны владельцев.

В Украине ситуация с правами, билетами и мерчандайзингом не идет ни в какое сравнение с мировой практикой. В среднем лишь 10% расходов покрываются за счет доходных статей. Наши клубы в 1990-е годы стали собственностью тех или иных бизнесменов, и отсюда пошли как их скромные успехи, так и серьезные проблемы. Обвинять олигархов во всех украинских бедах выглядит банальным. Но в спортивном, особенно – футбольном плане это совершенно объективно.

Спорт номер один

Именно уважаемые олигархи сформировали в украинском футболе ситуацию огромного финансового расслоения, когда чемпионский титул стабильно разыгрывается между двумя суперклубами, а турнирную интригу в высшем дивизионе вяло поддерживает еще пара-тройка клубов. Крепких середняков у нас практически нет, а в последние времена некоторые клубы стали разоряться и исчезать.

курченко металлист
Разрушить команду? Легко
Прежде всего, проблемы связаны с мотивацией олигархов, которые превратили спорт номер один в свою забаву. Как правило, это комплекс факторов, куда входят статусные понты (владеть клубом круто и престижно), имиджевые плюсы (хозяин клуба – благодетель родного города), связанные с ними политические дивиденды, иногда – коммерческие интересы (например, получить землю под строительство стадиона). Собственно любовь к спорту является скорее исключением – как в случае с братьями Суркисами. А, скажем, Ринат Ахметов, Игорь Коломойский, Александр Ярославский, Вадим Рабинович, приобретая клубы, были к футболу равнодушны. Но в силу магии и азарта игры по ходу дела втянулись и стали ярыми болельщиками.

Украинский футбол знавал и другие варианты мотивации. Например, когда Александр Омельченко вел борьбу с Григорием Суркисом за пост мэра Киева, одним из этапов этой борьбы стало создание в 2001 году на базе киевского ЦСКА клуба «Арсенал» в противовес «Динамо». Однако, когда в 2006 году Омельченко на посту мэра сменил Леонид Черновецкий, у которого не было мотивации нагадить Суркису, у «Арсенала» начались проблемы, которые спустя годы президентства Вадима Рабиновича, Степана Черновецкого, Александра Онищенко привели клуб в 2013 году к банкротству. Правда, «Арсеналу» повезло в том, что его в феврале подхватил бизнесмен и автогонщик Алексей Кирикешко, который сам любит поиграть в футбол. Благодаря Кирикешко, «Арсенал» сегодня живет и выступает во второй лиге чемпионата Украины.

Из той же оперы случай донецкого «Олимпика». Этот клуб возник в 2001 году по инициативе Владислава Гельзина, который играет в его составе форвардом, пройдя с командой путь от коллектива физкультуры до Премьер-лиги. Гельзин основал «Олимпик» в статусе президента клуба при поддержке председателя наблюдательного совета Михаила Ляшко, известного в свое время как Мишаня Косой.

А до 2001 года тандем Гельзин – Ляшко руководил другим донецким клубом – «Металлургом». Собственно, на «Олимпик» они переключились после того, как «Металлург» взял на себя Сергей Тарута (корпорация «Индустриальный союз Донбасса»). В лучшие годы «Металлург» трижды становился бронзовым призером чемпионата Украины, но со временем, когда дела Сергея Таруты пошли неважно, это роковым образом сказалось на его спортивных активах: развалился хоккейный клуб «Сокол» (Киев), а футбольный «Металлург» в июле 2015 года был объявлен банкротом и исчез с футбольной карты страны.

По-своему показателен и казус харьковского «Металлиста». Клуб, в который бизнесмен Александр Ярославский (компания DCH) за шесть лет вложил почти полмиллиарда долларов, шесть раз подряд брал бронзу чемпионата Украины. Но в декабре 2012 года Ярославский неожиданно продал «Металлист» олигарху-вундеркинду Сергею Курченко, любимцу семьи Януковича. Как всем известно – был вынужден продать. Клуб по инерции выиграл серебро чемпионата Украины 2013/2014, но затем в силу известных исторических событий Курченко покинул Украину, а «Металлист» увяз в проблемах. Финансирование сократилось и стало нерегулярным, команду покинули ведущие игроки. В прошлом сезоне «Металлист» финишировал седьмым, а сегодня идет на девятом месте, без радужных перспектив.

Но пока судьбу «Металлиста» можно считать относительно благополучной – по сравнению, например, с криворожским «Кривбассом». Клуб, основанный в 1959 году, дважды становившийся бронзовым призером чемпионата Украины, входил в пул команд, поддерживавшихся владельцем «Днепра» Игорем Коломойским. Команды пула естественным образом поставляли очки главному клубу (так же обстояли дела в пулах «Шахтера» и «Динамо»). Но в марте 2013 года «Кривбасс» на кураже обыграл «Днепр» 2:1, лишив его второго места. Разъяренный Коломойский лишил «Кривбасс» финансирования, и уже в мае 2013-го клуб был расформирован.

По тому же печальному пути идет сегодня другой клуб с давней славной историей – запорожский «Металлург». Клуб, отпраздновавший в этом году свое 80-летие, 1 октября подал в Премьер-лигу заявление о снятии с чемпионата. Пока каждый следующий матч «Металлурга» находится под вопросом, команда имеет миллионные долги, клуб выставлен на продажу, и если не найдутся желающие его спасти, банкротства и расформирования не избежать.

На самом деле, по словам известного футбольного агента Дмитрия Селюка, большая часть клубов Премьер-лиги не отвечает требованиям и находится на грани финансового коллапса. Число команд-участниц чемпионата страны искусственно поддерживается на более-менее приличном уровне 14-ти, хотя так быть не должно. И будет ли в следующем сезоне – не факт. Тенденций к улучшению не видно.

Бюджеты наших футбольных и прочих игровых клубов являются тайной за семью печатями. Это понятно – бухгалтерия ведется олигархами на тех же принципах оптимизации налогообложения, которыми они пользуются в своих основных бизнесах. Более-менее корректные данные приводились в СМИ еще в докризисную эпоху. Тогда пропасть между грандами и статистами была разительной. В 2009 году годовой бюджет «Шахтера» составлял 60 млн евро, «Динамо» – 42 млн, «Днепра» – 40 млн, «Металлиста» – 21 млн. А бюджеты большой группы клубов Премьер-лиги колебались в диапазоне от 9,5 млн евро («Карпаты») до 3,5-3 млн («Заря», «Кривбасс», «Оболонь», «Говерла»). Единственным украинским клубом, который обнародовал свой бюджет, стал «Шахтер», однако и официальные цифры существенно отличались от тех, что фигурировали в СМИ, да и саму инициативу финансовой прозрачности, пусть даже и относительной, больше никто не поддержал.

В последние годы, в связи с резким ухудшением экономической ситуации и снижением уровня доходов владельцев клубов (если Ринат Ахметов в лучшие годы оценивался в рейтинге «Форбса» в 15 млрд долл., то в 2015 году его состояние оценивают в 6,9 млрд долл., Игорь Коломойский соответственно – в 3,6 и 1,4 млрд долл.) бюджеты украинских клубов существенно снизились. Если раньше минимальный годовой бюджет клуба УПЛ находился на уровне 5 млн долл., то сегодня для поддержания на плаву достаточно 2 млн долл.

Сегодня только «Шахтер» и «Динамо» финансируются почти на прежнем уровне. Есть смысл занимать первые места в национальном чемпионате, чтобы участвовать в Лиге чемпионов УЕФА, где уже за участие в групповом турнире клуб получает от УЕФА 12 млн евро. Значит, нужен чемпионат, нужны другие команды. И как следствие – «Шахтер» громит идущую в зоне еврокубков «Зарю» на ее поле со счетом 7:1. Спортивной интриги здесь нет, увы.

И другие игры – с мячом и с шайбой

Не лучше дела обстоят и в других популярных игровых видах спорта. Там наблюдается та же картина – пара-тройка флагманских клубов и остальные только для того, чтобы создавать видимость наличия полноценного чемпионата. И жесткая зависимость от нескольких меценатов.

Украинский баскетбол сегодня переживает шизофреническое раздвоение. У нас в этом сезоне сразу два чемпионата: один проводит Федерация баскетбола Украины (девять команд, выступающих в «Суперлиге Фаворит Спорт», стартовал 10 октября), а другой – Суперлига (9 команд, стартовал 31 октября). Суть проблемы – в конфликте между новым президентом ФБУ Михаилом Бродским и все тем же Игорем Коломойским, который контролирует добрую половину украинского баскетбола. Поэтому чемпионат Суперлиги называют «чемпионатом Привата». В «приватной» лиге бюджет большинства клубов находится на уровне 200 тыс. долл. в год. Там нет дорогостоящих легионеров, играет преимущественно молодежь за скромные зарплаты в районе 5 тыс. грн. Зато у гранда «Суперлиги Фаворит Спорт» клуба «Химик» из Южного (Одесская обл.) бюджет в 2 млн долл., который обеспечивает Одесский припортовый завод. Та же картина: два мира – два детства.

В хоккее внешне ситуация улучшилась. В чемпионате Украины 2015/2016 участвуют восемь команд из пяти городов. Это вдвое больше, чем было в прошлогоднем чемпионате, где играли всего четыре команды. И в Киеве матчи после трехлетнего перерыва принимает Дворец спорта. Но до благополучия еще очень далеко. Лучшие украинские хоккеисты играют за границей, а национальная сборная занимает 21-ю позицию в мировом рейтинге. В прошлом году наша сборная понизилась в классе и будет играть в третьем по уровню дивизионе чемпионата мира – IВ.

Украинский хоккей смотрел в будущее с оптимизмом, когда президент ФХУ Анатолий Брезвин возглавлял Налоговую службу страны. Он пролоббировал государственную программу «Хоккей Украины», в рамках которой даже успели построить пару ледовых арен – в Калуше и Харькове. Однако потом Брезвина сняли, грянул кризис, и хоккей пошел ко дну. Был момент, когда подключился влиятельный регионал Борис Колесников, хоккейный болельщик со времен советского детства. Он создал клуб «Донбасс» и поддерживал национальный чемпионат. И сегодня «Донбасс» играет в чемпионате Украины от щедрот Колесникова. Но в связи с внешними обстоятельствами (Евромайдан, АТО) ситуация далека от прежней. Основная заслуга в реанимации хоккейного чемпионата принадлежит бывшему хоккеисту киевского «Сокола» (ныне покойного) Денису Лобановскому, который при спонсорской поддержке компании «Шкода» оживил клуб «Дженералз» и его фарм-клуб «Рапид» и вернул хоккей в киевский Дворец спорта. Клуб «Компаньон» поддерживает нардеп Юрий Бойко, лидер «Оппозиционного блока» и хоккеист-любитель. Что же до спортивной составляющей, то ее характеризует счет матча «Дженералз» — «Рапид» 22:1. Где тут спортивный интерес?

донбасс-дженералз

Ситуацию в других некогда популярных игровых видах спорта – гандболе и волейболе – также нельзя признать удовлетворительной. Разве нормально, когда восемь клубов гандбольной мужской Суперлиги представляют всего пять городов страны (четыре клуба базируются в Запорожье)? При этом чуть ли не всю Суперлигу содержит хозяин компании «Мотор-Сич» Вячеслав Богуслаев (33-е место в рейтинге «Форбса», 148 млн долл.). Но если бюджет флагманского клуба «Мотор» составляет 4 млн долл., а зарплата ведущих игроков находится на уровне 7 тыс. евро, то в клубах-аутсайдерах, фактически выступающих в качестве спарринг-партнеров «Мотора», игроки выступают за минимальные деньги (3-4 тыс. грн). Вячеслав Богуслаев в молодости играл в гандбол, но сегодня ему уже 77 лет. Надолго ли хватит его ностальгических чувств к игре в ручной мяч? И что будет потом?

Киевский женский «Спартак» с тоской вспоминает 13 титулов победителя Кубка европейских чемпионов, выигранных еще в советские времена. Последняя олимпийская медаль Украины в игровых видах относится к 2004 году, когда гандболистки в Афинах завоевали бронзу. Сегодня о таком даже не мечтают.

Украинский волейбол на относительном плаву поддерживает, прежде всего, Дмитрий Фирташ. В основном – по инерции. Порядок расходов — в среднем на уровне баскетбола или гандбола. Здесь так же, как и в других видах, имеются гранды и кордебалет. В мужской Суперлиге – два харьковских клуба, «Локомотив» и «Юракадемия». В женской – «Орбита» (Запорожье) и «Галичанка» (Львов). Международные достижения – в прошлом.

Вывод прост и печален. Командные виды спорта в Украине переживают кризисную фазу затянувшегося болезненного процесса. Это процесс зависимости от внешних обстоятельств и прихотей меценатов, отсутствия развития спорта как бизнеса и отсутствия внимания со стороны государства и муниципальных властей. Выход из положения возможен только при подъеме украинской экономики, реальном местном самоуправлении и разумном спортивном менеджменте. Насколько мы сегодня далеки от этого – судите сами.

Статья опубликована с разрешения сайта 112.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Close